Житие и литература

14 октября 2016
16925 просмотров

Житие — древнейший жанр церковной литературы, который, если судить по успеху недавнего романа Евгения Водолазкина "Лавр", никак нельзя считать пережитком прошлого.
Как сложилась традиция жизнеописания святых и какое влияние житие оказало на литературу современную?
Обо всём этом размышляет доктор филологических наук, профессор РГГУ Михаил Одесский.


Михаил Одесский:

- Агиография – от греческого «агиос» (святой) и «графо» (пишу) – историко-религиозная дисциплина, занимающаяся изучением житий святых, а также богословскими аспектами святости. Это жанр, сформировавшийся в средневековой литературе. Да, он имеет античные корни, но всё-таки понятие «христианского святого» — средневековое. Надо понимать, что в средневековье литература, как и живопись, не была отдельной областью. Поэтому житийную литературу нельзя анализировать на основаниях, схожих с теми, на которых мы анализируем детективы или даже Достоевского.
- Житие – это элемент науки о святости. У процесса объявления человека святым есть два этапа. Те, кто почитается святым в народе, могут и не дождаться официальной канонизации, потому что для этого нужно житие. Иногда житие сочиняется из общих мест, об этом все знают, это никого не шокирует. Без жития невозможно объявить человека святым.
- Со времён Горбачева в церкви возобновили практику канонизаций. Это были и народные святые, и исторические личности – это нечто вроде государственной премии, поймите меня правильно, я с уважением отношусь. Это Дмитрий Донской, а также Андрей Рублёв, который был фигурой локального почитания, Максим Грек, митрополит Макарий. В основном массовость современной канонизации обусловлена тем, что было много мучеников – сталинские времена и так далее.
- В средневековье факт канонизации имеет общенациональное значение, равно как и жития. Сейчас при всей роли христианства в современной культуре, она – современная культура – не религиозна. Сейчас во главе угла — личностные человеческие ценности, это не хорошо и не плохо. И вера в современном обществе — это частное дело, президент вполне может заявить, что он неверующий. Неверующего князя представить себе нельзя, потому что неверующий человек просто не мог являться частью общества. В средневековье присутствие церкви было тотальным, сейчас это просто сфера.
- Большую роль в канонизации играл Иван Охлобыстин. Это очень интересный момент с точки зрения агиографии, потому что он прекрасный сценарист.
- У житий было два формальных типа. Каждый день церковного календаря – это день поминовения какого-то святого, и в этот день на службе читаются житии, у них чисто литургическая природа. Но есть также и житии для домашнего чтения, они литургико-бытовые.
- Святость – это не государственная премия, которая выдается за какие заслуги. Очень «эффективные менеджеры», такие как Ярослав Мудрый - великолепный политик, укрепивший гоударство – святыми не становятся. А вот два его брата-пораженцы Борис и Глеб – святые. Они были убиты в гражданской войне и никакой политической эффективности не показали. Но на их могилах происходили чудеса. А смерть за какие-то политические цели не есть критерий святости.
- По мнению церкви, святость — это сверхъестественный импульс, попавший в нашу естественную жизнь. Первыми святыми были мученики – люди, исповедующие христианство там, где требовалось нечто совсем другое. Они открыто не принимали язычество. И когда говорят, что церковь стоит на крови мучеников – это буквально, потому что любая церковь она основана на мощах. В России, кстати, до XX века мучеников было мало, потому что язычество было не особо агрессивным.
- У Аввакума есть такая фраза: «Как раньше мы плохо жили. Чтобы мученичество принять, в Персию надо ехать. А сейчас благодать какая, открыл ворота – Персида вокруг!»
- Житийным текстам предшествовали во-первых новозаветные тексты, Евангелие. Что предшествовало Новому Завету? Сложный вопрос, потому что церковная история не любит его ставить – явление Христа ведь было беспрецедентным. С другой стороны, были источники древнееврейские и древнегреческие. Историки считают, что некоторые биографии Сократа можно считать источниками Евангелия и, соответственно, житий. Было ли у слова «святость» дохристианское значение – тоже вопрос болезненный. Был такой филолог Владимир Николаевич Топоров, который очень красиво сгруппировал факты о святости. Он писал о том, что существовал ряд позитивных слов с корнем «свят», к примеру, имена – Святослав, Святополк и так далее. Кстати, понятие «святой источник» существовало в дохристианскую эпоху, но значение свое получило именно при христианстве.
- Жития – очень плохой исторический источник. Ключевский очень хорошо нащупал власть общих мест в них. Но с другой стороны, умение видеть эти общие места – есть воссоздание исторического сознания.
- За что цепляются историки – есть фактические общие места. Например, святой, будучи ребёнком, избегал игр. Ну кто знает, чего он там избегал? Или то, что святой, будучи младенцем, по средам и пятницам не брал материнскую грудь.
- Про Христа мы говорить не будем, он – Бог. А святые – это подражательство Богу.
- Святые бывают двух типов – есть святые от рождения, а есть раскаявшиеся грешники.
- Существуют очень чётко прописанные богословские формулы осуждения государя, когда государь-тиран перестает быть государем. На Западе это очень чёткая схема, и при помощи богословской точки зрения был, например, убит Генрих IV. Что интересно, это не оправдывает убийцу, который должен быть казнён, но оправдывает убийство.
- Среди канонизирумых властителей есть очень много князей, о которых практически ничего не известно.
- Что касается литературной стороны… Когда житии создавались, они не являлись искусством в том смысле, котором мы его понимаем. Оно было каноническом, другого тогда не было, сравнивать это с Маяковским не надо. Но некоторые из них являются прекарсными литературными текстами. Романа не было, но потребность в развлекательном чтении – да, оно было!
- Есть прекрасная францисканская книга – «Святые смеются». Это выдержки потрясающих юмористических моментов из этих назидательных текстов о святости.
- Без специальной подготовки в подлиннике читать эти тексты не стоит. Но есть несколько уровней издания. Может быть перевод, адаптированный даже для детей. Но если вы просто интеллигент, а не медиевист, для вас есть издания Пушкинского Дома – они параллельные, вы читаете по-русски, но заинтересовавшие вас моменты можете всегда увидеть в подлиннике.

 

Повтор программы от 28 апреля 2014 года. 

Теги: водолазкин , житие , литература , одесский

Подробнее

Ваш вопрос или комментарий

Вы можете задать вопрос или направить свой комментарий

Отправить